С чего следует начинать науку?

Исключительно в новейшее время зародилось сознание, что тяжело отыскать начало в философии, и причина этой трудности, равно как и возможность убрать ее были предметом неоднократного обсуждения. Начало философии должно быть либо кое-чем опосредствованным либо кое-чем конкретным; и просто показать, что оно не может быть ни тем, ни другим С чего следует начинать науку?; стало быть, и тот и другой метод начинать находит свое опровержение.

Правда, принцип какой-либо философии также значит некоторое начало, но не столько личное, сколько беспристрастное начало, начало всех вещей.Принцип есть некоторое определенное содержание — вода, единое, нус, мысль, субстанция, монада [22] и т. д.; либо, если он касается природы познавания и С чего следует начинать науку?, как следует, должен быть быстрее только некоторым аспектом, чем некоторым беспристрастным определением — мышлением, созерцанием, чувством, Я, самой субъективностью, — то и тут энтузиазм ориентирован на определение содержания. Вопрос же о начале, как таковом, оставляется без внимания и считается безразличным как нечто личное в том смысле, что дело идет о С чего следует начинать науку? случайном методе начинать изложение, стало быть, и потребность отыскать то, с чего следует начинать, представляется малозначительной по сопоставлению с потребностью отыскать принцип, ибо кажется, что единственно только в нем заключается главный энтузиазм, энтузиазм к тому, что́ такое правда, что́ такое абсолютное основание всего.

Но сегодняшнее затруднение с началом проистекает С чего следует начинать науку? из более широкой потребности, еще незнакомой тем, для кого принципиально догматическое подтверждение собственного принципа либо скептические поиски личного аспекта для опровержения догматического философствования, и совсем отрицаемой теми, кто, вроде бы выпаливая из пистолета [23], прямо начинает с собственного внутреннего откровения, с веры, умственного созерцания и т. д. и желает отвертеться от С чего следует начинать науку? способа и логики. Если прежнее абстрактное мышление поначалу интересуется только принципом как содержанием, в предстоящем же развитии вынуждено направить внимание и на другую сторону, на методы познавания, то [теперешнее мышление] соображает также и личную деятельность как значимый момент беспристрастной правды, и появляется потребность в соединении способа с содержанием С чего следует начинать науку?, формы с принципом. Таким макаром, принцип должен быть также началом, а то, что́ представляет собой prius для мышления, — первым в движении мышления.

Тут мы должны только разглядеть, как выступает логическое начало. Мы уже указали, что его можно осознавать двойственно — как итог, приобретенный опосредствованно, либо как подлинное начало, взятое конкретно. Вопрос С чего следует начинать науку?, представляющийся настолько принципиальным для сегодняшней культуры, есть ли познание правды конкретное, всецело зачинающее познание, некоторая вера либо же опосредствованное познание, — этот вопрос не должен тут дискуссироваться. Так как его можно рассматривать за ранее, мы это сделали в другом месте (в моей «Энциклопедии философских наук», изд. 3-е, «Предварительное С чего следует начинать науку? понятие», § 61 и сл.). Тут мы приведем оттуда только последующее замечание: нет ничего ни на небе, ни в природе, ни в духе, ни где бы то ни было, что́ не содержало бы в таковой же мере непосредственность, в какой и опосредствование, так что эти два определения оказываются нераздельными и неделимыми, а С чего следует начинать науку? обозначенная противоположность [между ними] — кое-чем жалким. Что все-таки касается научного рассмотрения, то в каждом логическом предложении мы встречаем определения непосредственности и опосредствования и, как следует, рассмотрение их противоположности и их правды. Так как в отношении мышления, познания, познавания эта противоположность получает более определенный вид конкретного либо опосредствованного С чего следует начинать науку? познания, постольку природа познавания вообщем рассматривается в рамках науки логики, а зание в его предстоящей определенной форме — в науке о духе и феноменологии духа. Но вожделеть еще до науки получить полную ясность относительно познавания — означает добиваться, чтоб оно рассматривалось вне науки; во всяком случае научно нельзя это сделать вне науки С чего следует начинать науку?, а тут мы стремимся единственно только к научности.

Начало есть логическое начало, так как оно должно быть изготовлено в стихии свободно себе сущего мышления, в чистом знании. Опосредствовано оно, стало быть, тем, что незапятнанное познание есть последняя, абсолютная правда сознания. Мы отметили во внедрении, что феноменология С чего следует начинать науку? духа есть наука о сознании, изображение того, что сознание имеет своим результатом понятие науки, т. е. незапятнанное познание. Постольку логика имеет собственной предпосылкой науку об обхватывающем явления духе, содержащую и показывающую необходимость точки зрения, представляющей собой незапятнанное познание, равно как и его опосредствование вообщем, и тем дающую подтверждение ее С чего следует начинать науку? истинности. В этой науке о духе, обхватывающем явления, исходят из эмпирического, чувственного сознания, которое и есть истинное, конкретное познание; там же разъясняется, что́ верного в этом конкретном знании. Другое сознание, как, к примеру, вера в божественные правды, внутренний опыт, познание через внутреннее откровение и т. д., оказывается после маленького размышления очень неподходящим С чего следует начинать науку? для того, чтоб его приводить в качестве примера конкретного познания. В феноменологии духа конкретное сознание есть 1-ое и конкретное также и в науке, и, стало быть, служит предпосылкой; в логике же предпосылкой служит то, что́ оказалось результатом обозначенного исследования, — мысль как незапятнанное познание. Логика есть незапятнанная наука, т. е С чего следует начинать науку?. незапятнанное познание во всем объеме собственного развития. Но эта мысль обусловилась в обозначенном итоге как достоверность, ставшая правдой, достоверность, которая, с одной стороны, уже больше не противоборствует предмету, а вобрала его вовнутрь себя, знает его в качестве самой себя [24] и которая, с другой стороны, отказалась от познания С чего следует начинать науку? о для себя как о кое-чем таком, что́ противоборствует предметному и что́ есть только его ликвидирование, отчуждена от этой субъективности и есть единство со своим отчуждением [25].

Для того чтоб, исходя из этого определения незапятнанного познания, начало оставалось имманентным науке о чистом знании, не нужно делать ничего другого, как рассматривать либо С чего следует начинать науку?, точнее, отстранив всякие размышления, всякие представления, которых придерживаются вне этой науки, только принимать то, что́ имеется налицо.

Незапятнанное познание как слившееся в это единство, сняло всякое отношение к другому и к опосредствованию; оно есть то, что́ лишено различий; это лишенное различий, как следует, само перестает быть С чего следует начинать науку? познанием; сейчас имеется только обычная непосредственность.

«Простая непосредственность» сама есть выражение рефлексии и имеет в виду отличие от опосредствованного. В собственном настоящем выражении обычная непосредственность есть потому незапятнанное бытие. Подобно тому как незапятнанное познание не должно означать ничего другого, не считая познания, как такого, взятого совсем абстрактно, так и незапятнанное бытие С чего следует начинать науку? не должно означать ничего другого, не считая бытия вообщем; бытие — и ничего больше, бытие без всякого предстоящего определения и заполнения.

Тут бытие — начало, возникшее через опосредствование и притом через опосредствование, которое есть в то же время снимание себя самого; при всем этом подразумевается, что незапятнанное познание есть итог конечного С чего следует начинать науку? познания, сознания. Но если не делать никакого догадки, а само начало брать конкретно, то начало будет определяться только тем, что оно есть начало логики, мышления, взятого само по себе. Имеется только решение, которое можно рассматривать и как произвол, а конкретно решение рассматривать мышление, как таковое. Таким макаром, начало должно С чего следует начинать науку? быть абсолютным, либо, что тут то же самое, абстрактным, началом; оно, таким макаром, ничего не должно полагать, ничем не должно быть опосредствовано и не обязано иметь какое-либо основание; оно само, напротив, должно быть основанием всей науки. Оно потому должно быть кое-чем (ein) всецело конкретным либо С чего следует начинать науку?, точнее, только самим (das) конкретным. Как оно не может иметь какое-либо определение по отношению к иному, так оно не может иметь какое-либо определение в себе, какое-либо содержание, ибо содержание было бы различением и соотнесением различного, было бы, как следует, некоторым опосредствованием. Итак, начало — незапятнанное бытие.

Изложив то, что С чего следует начинать науку?́ сначала относится только к самому этому наипростейшему, логическому началу, можно привести к тому же другие суждения. Но они не столько могут служить объяснением и доказательством данного выше обычного изложения (которое само по себе закончено), сколько вызываются только представлениями и соображениями, которые могут нам мешать еще до того, как приступим к С чего следует начинать науку? делу, но с которыми, как и со всеми другими предрассудками, предыдущими [изучению науки], должно быть покончено в самой науке, и потому, фактически говоря, тут следовало бы, указывая на это, только призвать [читателя] к терпению.

Осознание того, что полностью настоящее есть, непременно, итог и что, напротив, всякий итог подразумевает некоторое С чего следует начинать науку? 1-ое настоящее, которое, но, конкретно поэтому, что оно есть 1-ое, не нужно, если рассматривать его беспристрастно, и которое с личной стороны не познано, — это осознание привело в новейшее время к мысли, что философия должна начинать только с чего-то гипотетически и проблематически настоящего и что потому С чего следует начинать науку? философствование может быть поначалу только исканием. Этот взор Рейнгольд неоднократно отстаивал в последние годы собственного философствования, и нужно дать справедливость этому взору и признать, что в его базе лежит настоящий энтузиазм к спекулятивной природе философского начала. Разбор этого взора дает в то же время повод за ранее объяснять смысл логического развития С чего следует начинать науку? вообщем, ибо обозначенный взор с самого начала воспринимает во внимание это движение вперед. И притом этот взор представляет для себя развитие так, что в философии движение вперед есть быстрее возвращение вспять и обоснование, только с помощью которого и делается вывод, что то, с чего начали, есть не просто принятое С чего следует начинать науку? произвольно, а по правде есть частично настоящее, частично 1-ое настоящее.

Необходимо признать очень принципиальной идея (более определенной она будет в самой логике), что движение вперед есть возвращение вспять в основание, к начальному и настоящему, от которого зависит то, с чего начинают, и которое на самом деле порождает начало. — Так С чего следует начинать науку?, сознание на собственном пути от непосредственности, которой оно начинает, приводится назад к абсолютному познанию как к собственной внутренней правде. Это последнее, основание, и есть то, из чего происходит 1-ое, выступившее поначалу как конкретное. — Так, в еще большей мере, абсолютный дух, оказывающийся определенной и последней высшей правдой всякого бытия, познается С чего следует начинать науку? как свободно отчуждающий себя в конце развития и отпускающий себя, чтоб принять образ конкретного бытия, познается как решающийся сотворить мир, в каком содержится все то, что́ заключалось в развитии, предшествовавшем этому результату, и что́ благодаря этому оборотному положению преобразуется вкупе со своим началом в нечто зависящее от результата С чего следует начинать науку? как от принципа. Главное для науки не столько то, что началом служит нечто только конкретное, а то, что вся наука в целом есть в самом для себя круговорот, в каком 1-ое становится также и последним, а последнее — также и первым.

Потому оказывается, с другой стороны, настолько же нужным рассматривать как итог С чего следует начинать науку? то, во что движение ворачивается как в свое основание. С этой точки зрения 1-ое есть также и основание, а последнее нечто производное; потому что исходят из первого и при помощи правильных заключений приходят к последнему как к основанию, то это основание есть итог. Дальше, поступательное движение от С чего следует начинать науку? того, что́ составляет начало, следует рассматривать как предстоящее его определение, так что начало продолжает лежать в базе всего следующего и не исчезает из него. Движение вперед состоит не в том, что выводится только нечто другое либо совершается переход в нечто поистине другое, а, так как таковой переход имеет С чего следует начинать науку? место, он опять снимает себя. Таким макаром, начало философии есть наличная и сохраняющаяся на всех следующих шагах развития база, есть то, что остается всецело имманентным своим предстоящим определениям.

Благодаря конкретно такому движению вперед начало утрачивает все однобокое, которое оно имеет в этой определенности, заключающейся в том, что оно есть нечто конкретное и С чего следует начинать науку? абстрактное вообщем; оно становится кое-чем опосредствованным, и линия продвижения, науки тем преобразуется в круг. В то же время оказывается, что то, что составляет начало, будучи еще неразвитым, малосодержательным, по-настоящему еще не познается сначала и что только наука, и притом во всем ее развитии, есть завершенное, содержательное С чего следует начинать науку? и сейчас только поистине обоснованное зание его.

Но то событие, что только итог оказывается абсолютным основанием, не значит, что поступательное движение этого познавания есть нечто предварительное либо проблематичное и гипотетичное движение. Это движение познавания должно определяться природой вещей и самого содержания. Обозначенное выше начало не есть ни нечто случайное С чего следует начинать науку? и принятое только временно, ни нечто предположенное как появляющееся произвольно и в итоге просьбы, относительно чего потом все таки оказывается, что поступили верно, сделав его началом. Тут дело обстоит не так, как в тех построениях, которые приходится делать для подтверждения геометрической аксиомы: что касается таких построений, то С чего следует начинать науку? после того, как приведены подтверждения, выясняется, что мы отлично сделали, что провели конкретно эти полосы и что потом в самом подтверждении начали со сопоставления этих линий либо углов меж собой: от самого проведения этих линий либо от сопоставления их меж собой это не ясно. Таким макаром, в самой незапятанной С чего следует начинать науку? науке дано основание того, что в ней начинают с незапятнанного бытия. Это незапятнанное бытие есть то единство, в которое ворачивается незапятнанное познание, либо же, если еще считать незапятнанное познание как форму хорошим от его единства, то незапятнанное бытие есть также его содержание. Конкретно тут незапятнанное бытие, это полностью конкретное есть также и С чего следует начинать науку? полностью опосредствованное. Но настолько же значительно, чтоб оно было взято исключительно в собственной односторонности как чисто конкретное конкретно поэтому, что оно тут берется как начало. Так как оно не было бы этой незапятанной неопределенностью, так как оно было бы определенным, мы бы его брали как опосредствованное, уже С чего следует начинать науку? развитое дальше; всякое определенное содержит некоторое другое, присоединяющееся к чему-то первому. Как следует, природа самого́ начала просит, чтоб оно было бытием и больше ничем. Бытие потому не нуждается для собственного вхождения в философию ни в каких других приготовлениях, ни в каких сторонних размышлениях либо начальных пт.

Из того С чего следует начинать науку?, что начало есть начало философии, также нельзя, фактически говоря, почерпать какое-либо более четкое его определение либо какое-либо положительное содержание для этого начала. Ибо тут в самом начале, где еще как бы нет самой сущности, философия есть пустое слово либо какое-то принятое [как предпосылка] безосновательное представление. Незапятнанное С чего следует начинать науку? познание дает только последующее отрицательное определение: начало должно быть абстрактным началом. Так как незапятнанное бытие берется как содержание незапятнанного познания, последнее должно отойти от собственного содержания, дать ему действовать без помощи других и больше не определять его. — По другому говоря, потому что незапятнанное бытие следует рассматривать как единство, в каком С чего следует начинать науку? познание, достигнув собственной высшей точки единения с объектом, совпадает с ним, то познание пропало в этом единстве, ничем не отличается от него и, как следует, не оставило для него никакого определения. Ну и вне этого [знания] нет никакого нечто либо содержания, которым можно было бы воспользоваться, чтоб, начав с него С чего следует начинать науку?, иметь его в качестве более определенного начала.

Да и определение бытия, принятое ранее в качестве начала, можно было бы опустить, так что оставалось бы только требование — иметь некое незапятнанное начало. В таком случае не было бы ничего другого, не считая самого́ начала, и нам следовало бы поглядеть, что С чего следует начинать науку?́ оно такое. — Эту позицию можно было бы в то же время милостиво предложить тем, кто, с одной стороны, по каким-то суждениям недоволен, что начинают с бытия, и еще больше недоволен результатом, к которому приходит это бытие, — переходом бытия в ничто, а с другой стороны, вообщем не С чего следует начинать науку? вожделеет знать о каком-либо другом начале науки, не считая некоего представления как предпосылки — представления, которое потом анализируется, так что итог такового анализа служит первым определенным понятием в науке. Также и при всем этом методе деяния мы не имели бы никакого особенного предмета, так как начало как начало мышления С чего следует начинать науку? должно быть совсем абстрактным, совсем всеобщим, должно быть просто формой без всякого содержания; у нас, таким макаром, не было бы ничего другого, не считая представления только о начале, как таковом. Нам, стало быть, следует только поглядеть, что мы имеем в этом представлении.

Пока есть ничто, и должно появиться нечто. Начало С чего следует начинать науку? есть не незапятнанное ничто, а такое ничто, из которого должно произойти нечто; бытие, стало быть, уже содержится и сначала. Начало, как следует, содержит и то и это, бытие и ничто; оно единство бытия и ничто, по другому говоря, оно небытие, которое есть в то же время бытие, и бытие, которое С чего следует начинать науку? есть в то же время небытие.

Дальше, бытие и ничто имеются сначала как разные, ибо начало показывает на нечто другое; оно небытие, соотнесенное с бытием как с кое-чем другим; начала еще как бы нет, оно только направляется к бытию. Как следует, начало содержит бытие как такое бытие, которое С чего следует начинать науку? отдаляется от небытия, по другому говоря, снимает его как нечто обратное ему.

Но, дальше, то, что́ начинается, уже есть, но в таковой же мере его к тому же нет. Как следует, противоположности, бытие и небытие, находятся в нем в конкретном соединении, по другому говоря, начало есть их С чего следует начинать науку? неразличенное единство.

Стало быть, анализ начала отдал бы нам понятие единства бытия и небытия либо, выражая это в более рефлектированной форме, понятие единства различенности и неразличенности, либо, по другому, понятие тождества тождества и нетождества [26]. Это понятие можно было бы рассматривать как первую, самую чистую, т. е. самую абстрактную дефиницию абсолютного, и С чего следует начинать науку? оно по правде было бы такой, если б дело шло вообщем о форме дефиниций и о наименовании абсолютного. В этом смысле обозначенное абстрактное понятие было бы первой дефиницией этого абсолютного, а все последующие определения только его более определенными и обеспеченными дефинициями. Но пусть те, кто поэтому недоволен бытием как началом С чего следует начинать науку?, что оно перебегает в ничто и что из этого появляется единство бытия и ничто, пошевелят мозгами, будут ли они более довольны таким началом, которое начинается с представления о начале, и анализом этого представления, который, естественно, правилен, но точно так же приводит к единству бытия и ничто, — пусть помыслят, будут С чего следует начинать науку? ли они более довольны этим, ежели тем, что в качестве начала берется бытие.

Но нужно сделать очередное замечание об этом методе рассмотрения. Обозначенный анализ подразумевает, что представление о начале понятно; таким макаром мы поступили тут по примеру других наук. Эти другие науки подразумевают существование собственного предмета С чего следует начинать науку? и предлагают признавать, что каждый имеет о нем одно и то же представление и может отыскать в нем примерно те же определения, которые они то здесь, то там приводят и указывают средством анализа, сопоставления и иных рассуждений о нем. Но то, что́ представляет собой абсолютное начало, также должно быть С чего следует начинать науку? кое-чем ранее известным; если оно есть конкретное и, как следует, разнообразно определенное в себе, то это соотношение, которое оно есть в себе, подразумевается кое-чем известным; оно, как следует, выдается за нечто конкретное, но по сути оно не есть таковое, ибо оно только соотношение различенных [моментов], стало быть, содержит опосредствование С чего следует начинать науку?. Дальше, в определенном возникают случайность и произвольность анализа и различных методов определения. Какие в конце концов получатся определения, это находится в зависимости от того, что́ каждый находит уже наличным в собственном конкретном случайном представлении. Находящееся в некоем определенном, в некоем синтетическом единстве соотношение есть нужное соотношение только постольку, так С чего следует начинать науку? как оно заблаговременно не находится, а порождено своим движением моментов, которое возвращает их в это единство, движением, представляющим из себя противоположность аналитическому методу рассмотрения, действованию, наружному самой вещи, совершающемуся в субъекте.

Это тянет за собой также и последующий, более определенный вывод: то, с чего следует начинать, не С чего следует начинать науку? может быть кое-чем определенным, кое-чем таким, что́ содержит некоторое соотношение снутри себя самого. Ибо такое подразумевает, что снутри него имеется некоторое опосредствование и переход от некоего первого к некоему другому, результатом чего было бы конкретное, ставшее обычным. Но начало не должно само уже быть некоторым первым и некоторым другим С чего следует начинать науку?; в том, что есть в себе некое 1-ое и некое другое, уже содержится совершившееся продвижение (Fortgegangensein). То, с чего начинают, само начало, до́лжно потому брать как нечто неподдающееся анализу, до́лжно брать в его обычный, ненаполненной непосредственности, как следует, как бытие, как то, что́ совсем пусто.

Если кто С чего следует начинать науку?-то выведенный из терпения рассматриванием абстрактного начала произнесет, что необходимо начинать не с начала, а прямо с самой сущности, то [мы на это ответим], что сущность эта не что другое, как обозначенное пустое бытие, ибо, что́ такое сущность, это должно выясниться конкретно исключительно в ходе самой науки и не С чего следует начинать науку? может предполагаться известным до нее.

Какую бы иную форму мы ни брали, чтоб получить другое начало, ежели пустое бытие, это другое начало все равно будет мучиться обозначенным недочетом. Тем, кто остается недовольным этим началом, мы хотим предложить самим взяться за решение этой задачки: пусть попробуют начинать как-нибудь по другому С чего следует начинать науку?, чтоб при всем этом избежать этих недочетов.

Но нельзя совершенно не упомянуть об уникальном начале философии, приобретшем огромную известность в новейшее время, о начале с «Я» [27]. Оно вышло частично на основании того суждения, что из первого настоящего должно быть выведено все предстоящее, а частично из потребности, чтоб 1-ое настоящее С чего следует начинать науку? было кое-чем известным и, более того, кое-чем конкретно достоверным. Это начало, вообщем говоря, не случайное представление, которое у 1-го субъекта может быть таким-то, а у другого другим. По правде, «Я», это конкретное самосознание, сначала само проявляется частично как нечто конкретное, частично как нечто в С чего следует начинать науку? еще более высочайшем смысле известное, чем какое-либо другое представление. Все другое известное, хотя и принадлежит к «Я», но есть еще содержание, хорошее от него и тем случайное; «Я», напротив, есть обычная достоверность себя самого. Но «Я» вообщем есть в то же время и нечто конкретное либо, точнее С чего следует начинать науку?, «Я» есть самое конкретное — сознание себя как нескончаемо разнообразного мира. Для того чтоб «Я» было началом и основанием философии, требуется обособление этого определенного, требуется тот абсолютный акт, которым «Я» очищается от себя самого и вступает в свое сознание как абстрактное «Я». Но оказывается, что это незапятнанное «Я» не есть ни конкретное С чего следует начинать науку?, ни то известное, обыденное «Я» нашего сознания, из которого конкретно и для каждого человека должна исходить наука. Этот акт был бы, фактически говоря, не чем другим, как возвышением до точки зрения незапятнанного познания, при которой исчезает различие меж личным и беспристрастным. Но если добиваться, чтоб это возвышение было настолько конкретным С чего следует начинать науку?, то такое требование будет личным постулатом. Для того, чтоб оно оказалось настоящим требованием, следовало бы показать и представить движение определенного «Я» в нем самом, по его своей необходимости, от конкретного сознания к чистому познанию. Без этого беспристрастного движения незапятнанное познание, и в этом случае, когда его С чего следует начинать науку? определяют как умственное созерцание, являет себя как случайная точка зрения, либо даже как одно из эмпирических состояний сознания, относительно которого принципиально решить, не обстоит ли дело так, что один человек находит либо может вызвать его внутри себя, а другой — нет. Но потому что это незапятнанное «Я» должно быть сущностным С чего следует начинать науку? незапятнанным познанием, незапятнанное же познание конкретно не имеется в личном сознании, его только считает в нем абсолютный акт самовозвышения, то пропадает как раз то преимущество, которое, как говорят, появляется из этого начала философии, а конкретно то, что это начало есть нечто непременно известное, что́ каждый конкретно находит внутри себя С чего следует начинать науку? и что́ он в состоянии сделать начальным пт последующих раздумий; в собственной абстрактной сущностности обозначенное незапятнанное «Я» есть быстрее нечто неведомое обыденному сознанию, нечто такое, чего оно не находит наличным внутри себя. Тем находится быстрее вред иллюзии, как будто идет речь о кое-чем известном, о «Я» эмпирического самосознания, меж тем С чего следует начинать науку? как по сути идет речь о кое-чем дальнем этому сознанию. Определение незапятнанного познания как «Я» принуждает безпрерывно вспоминать о личном «Я», об ограниченности которого следует запамятовать, и сохраняет представление, как будто положения и дела, которые получаются в предстоящем развитии «Я», содержатся в обыденном сознании и как будто их С чего следует начинать науку? можно там отыскать, ведь конкретно относительно него их высказывают. Это смешение порождает заместо конкретной ясности быстрее только еще больше кричащую неурядицу и полную дезориентацию, а в разумах людей сторонних оно вызывало наигрубейшие недоразумения.

Что все-таки касается, дальше, личной определенности «Я» вообщем, то правильно, что незапятнанное познание высвобождает «Я» от С чего следует начинать науку? его ограниченного смысла, заключающегося в том, что в объекте оно имеет свою неодолимую противоположность. Но как раз по этой же причине было бы само мало лишне сохранять еще эту личную позицию и определение незапятанной сути как «Я». Следует, но, прибавить, что это определение не только лишь тянет за собой С чего следует начинать науку? обозначенную выше вредную двусмысленность, но, как оказалось при более пристальном рассмотрении, оно остается и личным «Я». Действительное развитие науки, которая исходит из «Я», указывает, что объект имеет и сохраняет в ней неизменное для «Я» определение другого, что, как следует, «Я», из которого исходят, не есть незапятнанное познание С чего следует начинать науку?, воистину преодолевшее противоположность сознания, а еще погружено в явлении.

При всем этом нужно сделать еще последующее принципиальное замечание: если «Я» вправду могло бы быть внутри себя определено как незапятнанное познание либо умственное созерцание и признано началом, то ведь для науки главное не то, что́ существует внутри себя либо внутренне С чего следует начинать науку?, а наличное бытие внутреннего в мышлении и та определенность, которую такое внутреннее имеет в этом наличном бытии. Но то, что́ сначала науки имеется от умственного созерцания либо — если предмет такового созерцания получает заглавие нескончаемого, божественного, абсолютного, — от нескончаемого либо абсолютного, может быть только первым, конкретным, обычным определением. Какое бы С чего следует начинать науку? ему ни дали более богатое [содержанием] заглавие, чем то, которое выражает только «бытие», во внимание может быть принято только то, каким образом такового рода абсолютное заходит в мыслящее познание и в словесное выражение этого познания. Умственное созерцание есть, правда, решительный отказ от опосредствования и от доказывающей, наружной рефлексии. Но то, что С чего следует начинать науку?́ оно выражает кроме обычный непосредственности, есть нечто конкретное, нечто содержащее внутри себя различные определения. Но выражение и изображение такового определенного есть, как мы уже указали, опосредствующее движение, начинающее с 1-го из определений и переходящее к другому определению, хотя бы это другое и возвратилось к первому; это — движение, которое в С чего следует начинать науку? то же время не должно быть произвольным либо ассерторическим. Потому в таком изображении начинают не с самого́ определенного, а только с обычного конкретного, от которого берет свое начало движение. Не считая того, если делают началом конкретное, то недостает подтверждения, в каком нуждается соединение определений, содержащихся в определенном.

Как С чего следует начинать науку? следует, если в выражении «абсолютное» либо «вечное», либо «бог» (а самое неоспоримое право имел бы бог — начинать конкретно с него), если в созерцании их либо мысли о их имеется больше содержания, чем в чистом бытии, то необходимо, чтоб то, что́ содержится в их, только просочилось в познание С чего следует начинать науку? мыслящее, а не представляющее; вроде бы ни было богато заключающееся в их содержание, определение, которое первым просачивается в познание, есть нечто обычное; ибо только в ординарном нет ничего более, не считая незапятнанного начала; только конкретное просто, ибо только в конкретном нет еще перехода от 1-го к другому. Итак, что бы С чего следует начинать науку? ни высказывали о бытии в более богатых формах представления об абсолютном либо боге либо что бы в их ни содержалось, сначала это только пустое слово и только бытие. Это обычное, не имеющее в общем никакого предстоящего значения, это пустое есть, стало быть, непременно начало философии.

Это мнение само настолько просто С чего следует начинать науку?, что обозначенное начало, как таковое, не нуждается ни в одном подготовлении либо предстоящем внедрении, и целью этого нашего подготовительного рассуждения о нем могло быть не введение этого начала, а быстрее устранение всего подготовительного.

Общее деление бытия

Бытие, во-1-х, определено вообщем по отношению к иному.

Оно, во-2-х, определяет себя С чего следует начинать науку? снутри себя самого.

В-3-х, если откинуть это предварительное деление, бытие есть та абстрактная неопределенность и непосредственность, в какой оно должно служить началом.

Согласно первому определению бытие отделяет себя от сути, демонстрируя в предстоящем собственном развитии свою целокупность только как одну сферу понятия и противопоставляя ей как С чего следует начинать науку? момент некую другую сферу.

Согласно второму определению оно есть сфера, в которую входят определения и все движение его рефлексии. В ней бытие считает себя в 3-х последующих определениях:

I. как определенность, как такая: качество;

II. как снятая определенность: величина, количество;

III. как отменно определенное количество: мера.

Это деление, как сказано С чего следует начинать науку? во внедрении относительно всех этих делений вообщем, есть только предварительное перечисление. Его определения должны еще появиться из движения самого бытия, дать для себя через это движение дефиницию и обоснование. Об отклонении этого деления от обыденного списка категорий, а конкретно как количества, свойства, дела и модальности, которые, вобщем, у Канта С чего следует начинать науку?, нужно считать, служили только заглавиями для его категорий, а по сути сами сущность категории, только более всеобщие, — об этом отклонении тут не стоит гласить, потому что все изложение покажет, каковы вообщем наши отличия от обыденного порядка и значения категорий.

Тут можно отметить только последующее: определение количества обычно приводят С чего следует начинать науку? ранее определения свойства, и притом это делается, как почти всегда, без какого-нибудь обоснования. Мы уже проявили, что началом служит бытие, как таковое, означает, высококачественное бытие. Из сопоставления свойства с количеством просто узреть, что по собственной природе качество есть 1-ое. Ибо количество есть качество, ставшее уже отрицательным; величина есть определенность, которая С чего следует начинать науку? больше не едина с бытием, а уже отлична от него, она снятое, ставшее безразличным качество. Она содержит в себе изменчивость бытия, не изменяя самой вещи, бытия, определением которого она служит; высококачественная же определенность едина со своим бытием, она не выходит за его пределы и не находится снутри С чего следует начинать науку? его, а есть его конкретная ограниченность. Потому качество как конкретная определенность есть 1-ая определенность, и с него следует начинать.

Мера есть отношение, но не отношение вообщем, а определенное отношение свойства и количества друг к другу; категории, которые Кант соединяет воединыжды под заглавием «отношение», займут свое место совершенно в другом разделе С чего следует начинать науку?. Меру можно, если угодно, рассматривать и как некую модальность. Но потому что у Канта модальность уже не есть определение содержания, а касается только дела содержания к мышлению, к личному, то это — совсем чужеродное, сюда не принадлежащее отношение.

Третье определение бытия заходит в раздел о качестве, ибо бытие как абстрактная С чего следует начинать науку? непосредственность низводит себя до единичной определенности, противостоящей снутри его сферы другим его определенностям.


РАЗДЕЛ 1-ый


s-f-kakotkin-glava-goroda-kogalima.html
s-fizikoj-ot-schetov-k-sovremennim-kompyuteram-referat.html
s-funkcii-pedagogiki-sporta-kak-chastnoj-nauki-obuslovleni-ee-obshaya-teoriya-fizicheskoj-kulturi-i-ee-fundamentalnie-problemi.html